Этот крах — это определение наличия (очень) закрытого вызова

Этот крах — это определение наличия (очень) закрытого вызова

Наиболее распространенные угрозы

Основные определения и критерии классификации угроз

Угроза – это потенциальная возможность определенным образом нарушить информационную безопасность.

Попытка реализации угрозы называется атакой , а тот, кто предпринимает такую попытку, – злоумышленником . Потенциальные злоумышленники называются источниками угрозы .

Чаще всего угроза является следствием наличия уязвимых мест в защите информационных систем (таких, например, как возможность доступа посторонних лиц к критически важному оборудованию или ошибки в программном обеспечении).

Промежуток времени от момента, когда появляется возможность использовать слабое место, и до момента, когда пробел ликвидируется, называется окном опасности , ассоциированным с данным уязвимым местом. Пока существует окно опасности , возможны успешные атаки на ИС.

Если речь идет об ошибках в ПО , то окно опасности “открывается” с появлением средств использования ошибки и ликвидируется при наложении заплат, ее исправляющих.

Для большинства уязвимых мест окно опасности существует сравнительно долго (несколько дней, иногда – недель), поскольку за это время должны произойти следующие события:

  • должно стать известно о средствах использования пробела в защите;
  • должны быть выпущены соответствующие заплаты;
  • заплаты должны быть установлены в защищаемой ИС.

Мы уже указывали, что новые уязвимые места и средства их использования появляются постоянно; это значит, во-первых, что почти всегда существуют окна опасности и, во-вторых, что отслеживание таких окон должно производиться постоянно, а выпуск и наложение заплат – как можно более оперативно.

Отметим, что некоторые угрозы нельзя считать следствием каких-то ошибок или просчетов; они существуют в силу самой природы современных ИС. Например, угроза отключения электричества или выхода его параметров за допустимые границы существует в силу зависимости аппаратного обеспечения ИС от качественного электропитания.

Рассмотрим наиболее распространенные угрозы , которым подвержены современные информационные системы . Иметь представление о возможных угрозах , а также об уязвимых местах, которые эти угрозы обычно эксплуатируют, необходимо для того, чтобы выбирать наиболее экономичные средства обеспечения безопасности. Слишком много мифов существует в сфере информационных технологий (вспомним все ту же “Проблему 2000”), поэтому незнание в данном случае ведет к перерасходу средств и, что еще хуже, к концентрации ресурсов там, где они не особенно нужны, за счет ослабления действительно уязвимых направлений.

Подчеркнем, что само понятие ” угроза ” в разных ситуациях зачастую трактуется по -разному. Например, для подчеркнуто открытой организации угроз конфиденциальности может просто не существовать – вся информация считается общедоступной; однако в большинстве случаев нелегальный доступ представляется серьезной опасностью. Иными словами, угрозы , как и все в ИБ, зависят от интересов субъектов информационных отношений (и от того, какой ущерб является для них неприемлемым).

Мы попытаемся взглянуть на предмет с точки зрения типичной (на наш взгляд) организации. Впрочем, многие угрозы (например, пожар) опасны для всех.

Угрозы можно классифицировать по нескольким критериям:

  • по аспекту информационной безопасности (доступность, целостность, конфиденциальность), против которого угрозы направлены в первую очередь;
  • по компонентам информационных систем, на которые угрозы нацелены (данные, программы, аппаратура, поддерживающая инфраструктура);
  • по способу осуществления (случайные/преднамеренные, действия природного/техногенного характера);
  • по расположению источника угроз (внутри/вне рассматриваемой ИС).

В качестве основного критерия мы будем использовать первый ( по аспекту ИБ), привлекая при необходимости остальные.

Наиболее распространенные угрозы доступности

Самыми частыми и самыми опасными (с точки зрения размера ущерба ) являются непреднамеренные ошибки штатных пользователей, операторов, системных администраторов и других лиц, обслуживающих информационные системы .

Иногда такие ошибки и являются собственно угрозами (неправильно введенные данные или ошибка в программе, вызвавшая крах системы), иногда они создают уязвимые места, которыми могут воспользоваться злоумышленники (таковы обычно ошибки администрирования). По некоторым данным, до 65% потерь – следствие непреднамеренных ошибок .

Пожары и наводнения не приносят столько бед, сколько безграмотность и небрежность в работе.

Очевидно, самый радикальный способ борьбы с непреднамеренными ошибками – максимальная автоматизация и строгий контроль .

Другие угрозы доступности классифицируем по компонентам ИС, на которые нацелены угрозы :

  • отказ пользователей ;
  • внутренний отказ информационной системы;
  • отказ поддерживающей инфраструктуры .

Обычно применительно к пользователям рассматриваются следующие угрозы :

  • нежелание работать с информационной системой (чаще всего проявляется при необходимости осваивать новые возможности и при расхождении между запросами пользователей и фактическими возможностями и техническими характеристиками);
  • невозможность работать с системой в силу отсутствия соответствующей подготовки (недостаток общей компьютерной грамотности, неумение интерпретировать диагностические сообщения , неумение работать с документацией и т.п.);
  • невозможность работать с системой в силу отсутствия технической поддержки (неполнота документации, недостаток справочной информации и т.п.).

Основными источниками внутренних отказов являются:

  • отступление (случайное или умышленное) от установленных правил эксплуатации;
  • выход системы из штатного режима эксплуатации в силу случайных или преднамеренных действий пользователей или обслуживающего персонала (превышение расчетного числа запросов, чрезмерный объем обрабатываемой информации и т.п.);
  • ошибки при (пере)конфигурировании системы;
  • отказы программного и аппаратного обеспечения;
  • разрушение данных;
  • разрушение или повреждение аппаратуры .

По отношению к поддерживающей инфраструктуре рекомендуется рассматривать следующие угрозы :

  • нарушение работы (случайное или умышленное) систем связи, электропитания, водо- и/или теплоснабжения, кондиционирования;
  • разрушение или повреждение помещений;
  • невозможность или нежелание обслуживающего персонала и/или пользователей выполнять свои обязанности (гражданские беспорядки, аварии на транспорте, террористический акт или его угроза , забастовка и т.п.).

Весьма опасны так называемые “обиженные” сотрудники – нынешние и бывшие. Как правило, они стремятся нанести вред организации-“обидчику”, например:

  • испортить оборудование;
  • встроить логическую бомбу , которая со временем разрушит программы и/или данные;
  • удалить данные.

Обиженные сотрудники , даже бывшие, знакомы с порядками в организации и способны нанести немалый ущерб . Необходимо следить за тем, чтобы при увольнении сотрудника его права доступа (логического и физического) к информационным ресурсам аннулировались.

Опасны, разумеется, стихийные бедствия и события, воспринимаемые как стихийные бедствия ,- пожары, наводнения, землетрясения, ураганы. По статистике, на долю огня, воды и тому подобных ” злоумышленников ” (среди которых самый опасный – перебой электропитания) приходится 13% потерь, нанесенных информационным системам.

Эффект Даннинга – Крюгера: почему мы переоцениваем свои знания

«Чужая работа всегда кажется легкой», «Чем больше я знаю, тем меньше я знаю» (или, как говорил Сократ, «Я знаю, что ничего не знаю»). Эти и многие другие подобные фразы отражают такую особенность нашего восприятия, которая по-научному называется эффект Даннинга – Крюгера. Эта когнитивная ошибка была описана в 1999 году американскими социальными психологами Дэвидом Даннингом (David Dunning) и Джастином Крюгером (Justin Kruger). В чем же заключается этот парадокс, как он работает и почему о нем полезно помнить?

В чем эффект Даннинга – Крюгера?

Эффект Даннинга – Крюгера – это искаженное восприятие собственных способностей и знаний в той или иной области. Люди, которые на самом деле обладают низким уровнем знаний и/или способностей по теме, склонны их переоценивать. Те же, чьи знания, умения и навыки значительны, напротив, принижают их.

Конечно, сам по себе закон Даннинга – Крюгера был известен задолго до этих двух ученых. Подтверждением служит уже то, что отражающие данный парадокс фразы можно найти в очень древних трудах и учениях, включая не только Сократа, но и, например, Конфуция. Однако именно Даннинг и Крюгер провели несколько социологических исследований, представили выводы и описали эффект с научной точки зрения.

Чем объясняется этот парадокс?

С одной стороны, парадокс Даннинга – Крюгера можно объяснить тем, что если вы не знаете обсуждаемую тему, вы представляете ее в общих чертах и в общих же чертах оцениваете свои знания. Но чем больше вы погружаетесь в ту или иную область, тем больше деталей вам открывается и тем отчетливее вы понимаете, как мало знаете. Упрощенный пример: разведение костра. Казалось бы, дрова положил, спичку поднес – готово. Однако когда вы сами пытаетесь разжечь его, то узнаете, что газеты, тонкие и толстые ветки надо сложить в определенном порядке, и поджигать костер нужно не абы как, а чтобы веточки схватились. Да и подкладывать дрова тоже надо правильно.

Даннинг и Крюгер также отмечали, что люди, не сведущие в рассматриваемой теме, в силу низкого уровня знаний не могут осознавать свои ошибки (подробнее об этом мы говорим чуть ниже). Следовательно, они не могут давать профессиональные оценки своим суждениям, и это также мешает соотнести собственный уровень с уровнем профессионалов.

С другой стороны, если вы профессионал и с легкостью решаете различные задачки из вашей области, то можете просто не понять, почему у кого-то они вызывают затруднения – для вас это очень легко. Вот одна из причин, почему профессионал склонен преуменьшать свои знания и навыки – он не видит в них ничего особенного. Часто это становится побудительным мотивом к самосовершенствованию, дальнейшему обучению, расширению знаний и т.д., что в результате делает компетентного человека еще более компетентным. И это очень позитивное следствие парадокса Даннинга – Крюгера. Другие следствия мы рассмотрим ниже.

Читать еще:  Замена задних тормозных колодок и дисков audi a4 b6

Несколько важных выводов из эффекта Даннинга – Крюгера

Помимо стремления компетентных людей к совершенствованию, самые главные практические выводы, которые можно сделать из исследований Даннинга и Крюгера, касаются людей некомпетентных. Так, лица с низким уровнем знаний по теме:

  • не способны оценить собственный уровень незнания/некомпетентности и обязательно завышают его;
  • не способны оценить уровень знания/незнания, компетентности/некомпетентности других;
  • не способны понять свои ошибки и оценить результат работы в целом.

Последний пункт стоит того, чтобы разобрать его подробнее.

Эффект Даннинга – Крюгера: оценка ошибок и результатов

Вроде все логично: чтобы понять, где закралась ошибка и насколько хорош результат, нужно обладать соответствующим уровнем знаний. На практике же такая логика не работает. Представим, что вы поклеили обои, совершенно не разбираясь в вопросе, а они отвалились через день. Почему? Вы вряд ли сможете понять, в чем проблема – в некачественном клее, в плохих обоях или же в том, что вы нарушили технологический процесс. Из-за того что люди с низким уровнем знаний/компетенций переоценивают их, они не сомневаются в том, что все сделали правильно. Как следствие, они часто сваливают все на некачественные материалы и инструменты (из перечисленных в нашем примере вариантов остаются некачественный клей и плохие обои). То есть перед нами наглядный пример народной мудрости «У плохого танцора всегда пол виноват».

Другая часть той же проблемы – оценка результата. Она становится особенно актуальной в тех вопросах, где допустимы необъективные оценки. Например, доступность фототехники (в том числе профессиональной) обусловила появление множества «профессиональных фотографов», не знающих понятий «выдержка» и «экспозиция». При этом в силу низкой компетентности они не видят композиционных просчетов или плохую работу со светом, считая свои снимки гениальными.

То же самое касается некачественного дизайна, текстов, образовательных программ и многих других вопросов, когда несведущие люди пытаются влезть в чуждую им область. Страдают из-за этого не только те, кто получает некачественный результат (и возможно также не способен оценить его), но и мастера данной области – их труд обесценивается как в финансовом, так и в профессиональном планах. И это не говоря об «авторитетных» обсуждениях диагнозов в очереди в поликлинике или иных проявлениях данного парадокса, которые могут затрагивать важные вопросы здоровья, благополучия и т.д.

Применение закона Даннинга – Крюгера на практике

Синдром Даннинга – Крюгера касается практически всех сторон нашей жизни, когда мы сталкиваемся с областями, в которых не сильны. Это могут быть как многочисленные рабочие вопросы, так и нерабочие – готовка, изучение языков и др. Помнить о данном эффекте стоит во всех случаях: когда кто-то оценивает вашу работу, когда вы сами погружаетесь в малознакомую область или когда пытаетесь оценить чужое «погружение».

В первую очередь важно всегда вооружаться здравым смыслом и помнить, что этот эффект распространяется и на вас тоже. Вы можете подтянуть уровень знаний в нужной теме, но задавайте себе вопрос: достаточно ли их, чтобы давать верные оценки. Если нет, обратитесь к тому, у кого достаточно. Например, не объясняйте врачу, как именно ему вас лечить, если ваша подготовка ограничивается только несколькими статьями, прочитанными на ресурсах сомнительной авторитетности. Если вы не уверены в диагнозе или терапии, лучше попросите второе мнение у другого специалиста.

Важно также не поддаваться на чужие «провокации». Под ними мы понимаем ситуации, когда кто-то яро заверяет вас в своем высоком профессионализме. Это особенно важно в ситуациях, когда вы ищите исполнителей или нанимаете кого-то на работу. Вы можете столкнуться с людьми, которые искренне, но совершенно безосновательно считают себя специалистами, не говоря уже об обманщиках или обладателей безмерного эго. Однако также перед вами может быть и профессионал, которого не стоит упускать. Если сами вы не в состоянии дать верную оценку, лучше обратиться к эксперту в соответствующей сфере.

И в заключение забавная лекция TedEx от Дэвида Даннинга «Почему некомпетентные люди думают, что они потрясающие» (David Dunning «Why incompetent people think they’re amazing»). Видео представлено на английском языке с русскими субтитрами.

Эффект Даннинга-Крюгера: как мы переоцениваем себя

Эффект Даннинга-Крюгера имеет сложное название, но знаком многим из повседневной жизни. Иногда нам трудно объяснить другому человеку какую-то мысль в силу его низкой компетентности. В других ситуациях мы не можем понять пояснений, но уверенно спорим с оппонентом. Данная статья поможет выяснить, как связаны упомянутые ученые и осознание границ собственных знаний, квалификации.

Эффект Даннинга-Крюгера – что это?

Психологический эффект Даннинга-Крюгера представляет когнитивное искажение, при котором люди с низким уровнем компетентности делают ошибочные выводы, но не способны их осознать. Т.е. отсутствие достаточных знаний не дает возможности оценить ситуацию объективно. Это приводит к появлению завышенных представлений о себе, собственных умениях. При этом высококвалифицированные личности, наоборот, часто страдают от неуверенности (видят других более компетентными). Предположения о существовании такого феномена были выдвинуты в 1999 году Дж. Крюгером и Д. Даннингом.

Обратите внимание! На формулировку концепции ученых вдохновили тексты древнегреческих философов, высказывания известных писателей. Одно из них: «Незнание чаще рождает уверенность, чем знание.» (Ч. Диккенс).

Ошибка в оценке своей квалификации стала отправной точкой для изучения особенностей феномена. Чтобы подтвердить догадки, ученые провели практическое исследование.

Как Даннинг и Крюгер проверили свою гипотезу

Выдвинутые предположения ученые проверяли с помощью классического эксперимента. В роли испытуемых выступали студенты Корнелльского университета. Ученые основывались на результатах работ предшественников, которые называли основой некомпетентности незнание принципов выбранной деятельности. При этом совершенно неважно – это понимание новой философской концепции либо игра в теннис (преимущественное использование умственных и физических данных не имеет значения).
Суть эксперимента предполагала следующее:

  1. Первый этап: с целью проверки эффекта Даннинга-Крюгера экспериментальной подгруппе предлагали выполнить тест для выявления актуальных способностей. Затем без объявления результатов тестирования испытуемым нужно было определить уровень показанной компетентности.
  2. Второй этап: студентам объявляли полученные результаты.

В результате испытуемые с высокими показателями на первом этапе занижали результаты. После объявления правильных ответов они корректировали самооценку. Студенты с показателями ниже среднего вели себя противоположно: сначала завышали результат, а затем не могли поверить в реальность ответов.

На основе полученных данных ученые сделали несколько выводов, описав эффект Даннинга-Крюгера. Для неквалифицированных людей характерно:

  • склонность переоценивать себя;
  • отсутствие способности к адекватной оценке умений других людей;
  • невозможность осознавать пределы некомпетентности.

Ситуация менялась в лучшую сторону после соответствующего обучения. После люди с ранее низкими возможностями к самокритике выдавали объективную самооценку.

Что обнаружили Даннинг и Крюгер

Поскольку особы с низкими знаниями переоценивают себя, они меньше сомневаются в правильности поступков, высказываний. В результате неудачи объясняются влиянием внешних обстоятельств: плохие материалы/инструменты, глупые коллеги по рабочей группе и т.д.

Ученые сделали отдельные выводы относительно оценки результатов. При этом описать эффект Даннинга-Крюгера возможно простыми словами: объективно оценивать работу, знания другого человека способен лишь профессионал. Например, доступность техники для фотографии спровоцировала появление тысяч «профессиональных фотографов», которые не знают базовых терминов. Но в силу недостатка знаний они не видят проблем в своей работе (плохой свет, композиционные минусы и т.д.). Пара статей или прочитанная книга не сделают человека настоящим специалистом в определенной области – именно на это указывает эффект Даннинга-Крюгера.

Из-за такого эффекта страдают настоящие профессионалы и те, кто получает некачественный результат. Ущерб бывает финансовым, психологическим и др. «Авторитетные» обсуждения затрагивают медицинские диагнозы, вопросы благополучия, морали и т.д.

Результаты по исследованию синдрома Даннинга-Крюгера опубликованы в английском Журнале социальной психологии еще в 1999 году. Примечательно, Даннинг и Крюгер были удостоены Шнобелевской премии за открытие эффекта.

Награда выдается за работы, которые могут привлечь больше людей к науке, медицине и технологиям.

Важные выводы из эффекта Даннинга–Крюгера

Чем больше у конкретной личности навыков и опыта в определенной сфере, тем объективнее она может оценить себя. В процессе самосовершенствования человек учится замечать свои недостатки и улучшать навыки:

  • открывается сложность темы;
  • появляется возможность для сравнения своих навыков с работами профессионалов.

И наоборот, чем меньше у субъекта навыков и практического опыта, тем труднее ему себя оценивать.

Наиболее важный момент теории – возможность коррекции эффекта Даннинга-Крюгера на практике. Для уменьшения его проявления ученые предложили 2 основных шага:

  • получить оценку своих навыков у специалиста в данной области. Только настоящий профессионал может адекватно оценить знания другого человека. После оценки индивид легко определит свои слабые и сильные стороны, чем уменьшит влияние эффекта Даннинга-Крюгера.
  • продолжать обучение. Чем больше знаний и умений накапливает индивид, тем меньше вопросов к его компетенции. Изучая новые аспекты темы, человек начинает постепенно осознавать границы своих знаний.
Читать еще:  Техническое обслуживание (то) ford focus 3. полный регламент то 1, то 2, то 3

Согласно мнению Даннинга и Крюгера , можно избавиться от негативного воздействия эффекта. Главное – это стойкое желание и высокий уровень мотивации для обучения новому.

Синдром Даннинга–Крюгера: применение на практике

Описанный эффект относится практически ко всем сторонам человеческой жизни. Ежедневно субъект может сталкиваться с разными темами, в которых он не разбирается. К ним могут относиться рабочие вопросы, повседневные разговоры или бытовые задачи. Помнить о существовании эффекта нужно при:

  • оценке вашей работы кем-либо;
  • погружении в малознакомую тему;
  • попытке оценить чужие навыки.

Всегда стоит руководствоваться здравым смыслом и помнить, что закон справедлив абсолютно для всех. Старайтесь спрашивать себя, достаточно ли имеющихся знаний для верной оценки ситуации. Например, не стоит объяснять врачу, как он должен лечить (если собственные знания ограничиваются парой интернет-статей). Если вы сомневаетесь в диагнозе либо назначенной терапии, стоит посетить другого специалиста.

Также важно не верить чужим «провокациям». К ним относятся случаи, когда кто-то активно убеждает вас в своем профессионализме. К примеру, при подборе кадров можно столкнуться с людьми, которые искренне верят в свою компетентность (подобная уверенность может оказаться безосновательной). В обратной ситуации встречаются соискатели на должность, которые преуменьшают свои возможности. По этой причине собеседование должен проводить ведущий специалист в своей области, чтобы оценить реальные знания претендентов.

Совет! Основываясь на эффекте Даннинга-Крюгера, не стоит выбирать каверзные вопросы для проверки кандидатов. Такой прием малоэффективен не практике – для оценки ответа мало знать правильный вариант.

Нельзя проанализировать слова кандидата лишь на основе одной шпаргалки. Человек может ответить более развернуто или сжато, использовать синонимы или новые данные, которые не известны собеседнику. Только специалист, разбирающийся в вопросе, способен дать правильную оценку.

Заключение

Эффект Даннинга-Крюгера указывает на тонкую грань между новичком и любителем, опытным человеком и ведущим экспертом. Чем глубже человек изучает тему, тем больше по времени занимает переход от одной стадии к другой. При беглом обзоре повышается риск переоценить свои навыки. Только в процессе планомерного обучения личность может осознать границы собственной некомпетентности.

Высшее образование по специальности «Психология»: кафедра общей, медицинской и патопсихологии ДНУ им. Олеся Гончара. Автор популярного блога на платформе Irecommend о здоровом образе жизни, косметологии и добавках к питанию.

Граффити — это символ краха: теория разбитых окон

Теория разбитых окон.

В 1980-х годах Нью-Йорк представлял собой адский ад. Там совершалось более 1 500 тяжких преступлений КАЖДЫЙ ДЕНЬ. 6–7 убийств в сутки. Ночью по улицам ходить было опасно, а в метро рискованно ездить даже днем. Грабители и попрошайки в подземке были обычным делом. Грязные и сырые платформы едва освещались. В вагонах было холодно, под ногами валялся мусор, стены и потолок сплошь покрыты граффити.

Вот что рассказывали о нью-йоркской подземке:

«Выстояв бесконечную очередь за жетоном, я попытался опустить его в турникет, но обнаружил, что монетоприемник испорчен. Рядом стоял какой-то бродяга: поломав турникет, теперь он требовал, чтобы пассажиры отдавали жетоны лично ему. Один из его дружков наклонился к монетоприемнику и вытаскивал зубами застрявшие жетоны, покрывая все слюнями. Пассажиры были слишком напуганы, чтобы пререкаться с этими ребятами: «На, бери этот чертов жетон, какая мне разница!» Большинство людей миновали турникеты бесплатно. Это была транспортная версия дантова ада».

Город был в тисках самой свирепой эпидемии преступности в своей истории.

Но потом случилось необъяснимое. Достигнув пика к 1990-му году, преступность резко пошла на спад. За ближайшие годы количество убийств снизилось на ⅔, а число тяжких преступлений – наполовину. К концу десятилетия в метро совершалось уже на 75% меньше преступлений, чем в начале. По какой-то причине десятки тысяч психов и гопников перестали нарушать закон.

Что произошло? Кто нажал волшебный стоп-кран и что это за кран?

Его название – «Теория разбитых окон». Канадский социолог Малкольм Гладуэлл в книге «Переломный момент» рассказывает:

«Разбитые окна» — это детище криминалистов Уилсона и Келлинга.
****

    • Они утверждали, что преступность — это неизбежный результат отсутствия порядка. Если окно разбито и не застеклено, то проходящие мимо решают, что всем наплевать и никто ни за что не отвечает. Вскоре будут разбиты и другие окна, и чувство безнаказанности распространится на всю улицу, посылая сигнал всей округе. Сигнал, призывающий к более серьезным преступлениям».**

    Гладуэлл занимается социальными эпидемиями. Он считает, что человек нарушает закон не только (и даже не столько) из-за плохой наследственности или неправильного воспитания. Огромное значение на него оказывает то, что он видит вокруг. Контекст.

Нидерландские социологи подтверждают эту мысль (источник). Они провели серию любопытных экспериментов. Например, такой. С велосипедной стоянки возле магазина убрали урны и на рули велосипедов повесили рекламные листовки. Стали наблюдать – сколько народа бросит флаеры на асфальт, а сколько постесняется. Стена магазина, возле которого припаркованы велосипеды, была идеально чистой.

Листовки бросили на землю 33% велосипедистов.

Затем эксперимент повторили, предварительно размалевав стену бессодержательными рисунками.

Намусорили уже 69% велосипедистов.

Но вернемся в Нью-Йорк в эпоху дикой преступности. В середине 1980-х в нью-йоркском метрополитене поменялось руководство. Новый директор Дэвид Ганн начал работу с… борьбы против граффити. Нельзя сказать, что вся городская общественность обрадовалась идее. «Парень, займись серьезными вопросами – техническими проблемами, пожарной безопасностью, преступностью… Не трать наши деньги на ерунду!» Но Ганн был настойчив:

«Граффити — это символ краха системы. Если начинать процесс перестройки организации, то первой должна стать победа над граффити. Не выиграв этой битвы, никакие реформы не состоятся. Мы готовы внедрить новые поезда стоимостью в 10 млн. долларов каждый, но если мы не защитим их от вандализма – известно, что получится. Они продержатся один день, а потом их изуродуют».

И Ганн дал команду очищать вагоны. Маршрут за маршрутом. Состав за составом. Каждый чертов вагон, каждый божий день. «Для нас это было как религиозное действо», — рассказывал он позже.

В конце маршрутов установили моечные пункты. Если вагон приходил с граффити на стенах, рисунки смывались во время разворота, в противном случае вагон вообще выводили из эксплуатации. Грязные вагоны, с которых еще не смыли граффити, ни в коем случае не смешивались с чистыми. Ганн доносил до вандалов четкое послание.

«У нас было депо в Гарлеме, где вагоны стояли ночью, – рассказывал он. – В первую же ночь явились тинейджеры и заляпали стены вагонов белой краской. На следующую ночь, когда краска высохла, они пришли и обвели контуры, а через сутки все это раскрашивали. То есть они трудились 3 ночи. Мы ждали, когда они закончат свою «работу». Потом мы взяли валики и все закрасили. Парни расстроились до слез, но все было закрашено снизу доверху. Это был наш мэссидж для них: «Хотите потратить 3 ночи на то, чтобы обезобразить поезд? Давайте. Но этого никто не увидит»…

В 1990-м году на должность начальника транспортной полиции был нанят Уильям Браттон. Вместо того, чтобы заняться серьезным делом – тяжкими преступлениями, он вплотную взялся за… безбилетников. Почему?

Новый начальник полиции верил – как и проблема граффити, огромное число «зайцев» могло быть сигналом, показателем отсутствия порядка. И это поощряло совершение более тяжких преступлений. В то время 170 тысяч пассажиров пробирались в метро бесплатно. Подростки просто перепрыгивали через турникеты или прорывались силой. И если 2 или 3 человека обманывали систему, окружающие (которые в иных обстоятельствах не стали бы нарушать закон) присоединялись к ним. Они решали, что если кто-то не платит, они тоже не будут. Проблема росла как снежный ком.

Что сделал Браттон? Он выставил возле турникетов по 10 переодетых полицейских. Они выхватывали «зайцев» по одному, надевали на них наручники и выстраивали в цепочку на платформе. Там безбилетники стояли, пока не завершалась «большая ловля». После этого их провожали в полицейский автобус, где обыскивали, снимали отпечатки пальцев и пробивали по базе данных. У многих при себе оказывалось оружие. У других обнаружились проблемы с законом.

«Для копов это стало настоящим Эльдорадо, – рассказывал Браттон. – Каждое задержание было похоже на пакет с поп-корном, в котором лежит сюрприз. Что за игрушка мне сейчас попадется? Пистолет? Нож? Есть разрешение? Ого, да за тобой убийство. Довольно быстро плохие парни поумнели, стали оставлять оружие дома и оплачивать проезд».

В 1994 году мэром Нью-Йорка избран Рудольф Джулиани. Он забрал Браттона из транспортного управления и назначил шефом полиции города. Кстати, в Википедии написано, что именно Джулиани впервые применил Теорию разбитых окон. Теперь мы знаем, что это не так. Тем не менее, заслуга мэра несомненна – он дал команду развить стратегию в масштабах всего Нью-Йорка.

Полиция заняла принципиально жесткую позицию по отношению к мелким правонарушителям. Арестовывала каждого, кто пьянствовал и буянил в общественных местах. Кто кидал пустые бутылки. Разрисовывал стены. Прыгал через турникеты, клянчил деньги у водителей за протирку стекол. Если кто-то мочился на улице, он отправлялся прямиком в тюрьму.

Уровень городской преступности стал резко падать – так же быстро, как в подземке. Начальник полиции Браттон и мэр Джулиани объясняют: «Мелкие и незначительные, на первый взгляд, проступки служили сигналом для осуществления тяжких преступлений».

Цепная реакция была остановлена. Насквозь криминальный Нью-Йорк к концу 1990-х годов стал самым безопасным мегаполисом Америки.

Волшебный стоп-кран сработал.

На мой взгляд, Теория разбитых окон довольно многогранна. Можно применить ее к разным областям жизни: общению, воспитанию детей, работе… В следующем посте я покажу, какое отношение она имеет к «гармонии с собой и миром» – нашему мироощущению и способу жить.
Гармонии вам!
Психологическая газета — http://psy.su/interview/2502/

Где же можно применить «теорию разбитых окон» —?

Этот крах — это определение наличия (очень) закрытого вызова

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 257 390
  • КНИГИ 590 330
  • СЕРИИ 21 987
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 549 376

Кризис без конца? Крах западного процветания

ДЖОНИ, НАЮ И ЛУИСУ

© Andrew Gamble 2014

© Перевод на рус. яз. Издательский дом Высшей школы экономики, 2018

Предисловие и слова признательности

В своей предыдущей книге «Напоминая о неприятных вещах», вышедшей в 2009 г., я предпринял попытку осмыслить финансовый крах, рассматривая его непосредственные последствия. Цель настоящей книги состоит в том, чтобы провести более полный и взвешенный анализ природы пережитого нами катаклизма и сложного положения, в котором мы находимся вот уже пять лет, уделив особое внимание последствиям этого краха и причинам, приведшим к нему. Эта книга далась мне с большим трудом и потребовала много времени.

Многие идеи, рассматриваемые здесь, возникли и получили развитие в ходе работы над другими проектами, в которых меня пригласили принять участие. Я хотел бы выразить особую признательность организаторам различных исследовательских проектов и редакторам сборников научных трудов, в которых мне довелось участвовать в последние годы, в том числе Вивьен Шмидт и Марку Тэтчеру (Resilient Liberalism in Europe’s Political Economy); Уину Гранту и Грэму Уилсону (The Consequences of the Global Financial Crisis); Тони Пейну и Николе Филлипс (The Handbook of the International Political Economy of Governance); Майклу Фридену (The Oxford Handbook of Political Ideologies); Олафу Грамму, Патрику Даймонду и Майклу Мактернану (Social Justice in the Global Age; After the Third Way и Progressive Politics after the Crash); Питеру Тейлору-Губи и проекту Британской академии «Новые парадигмы в публичной политике»; Джону Итвеллу, Терри Макинли, Паскалю Петиту и проекту AUGUR Седьмой рамочной программы ЕС; Амрите Нарликар (Deadlocks in Multilateral Negotiations); Марио Тело и участникам проектов «The Garnet and Green» и конференций в Свободном университете Брюсселя. Кроме того, в последние годы мне посчастливилось тесно сотрудничать с журналом The Political Quarterly, выпускаемым Шеффилдским институтом политэкономических исследований, в котором я на протяжении 13 лет вплоть до 2012 г. был соредактором вместе с Тони Райтом, а также с Policy Network.

Карим Амиджи оказал неоценимое содействие в проведении исследований на ранних этапах работы, неустанно занимаясь подбором материалов и предлагая идеи. Уильям Бретт сотрудничал со мной в рамках проекта AUGUR, проводя исследовательскую работу. Он написал превосходную статью о подъеме националистических и популистских партий в Европе, которая была включена в окончательный вариант отчета по проекту AUGUR как глава 9. Я также очень признателен за предоставленную мне возможность изложить свою аргументацию в самых различных аудиториях в ходе семинаров, конференций и других мероприятий, проходивших в различных частях света.

Кафедра политики и международных отношений и Королевский колледж в Кембридже на протяжении последних лет поддерживали обстановку, способствующую плодотворному интеллектуальному труду, благодаря чему мне удалось многое перенять у своих коллег, в частности у Хелен Томпсон – вместе с ней мы работали над ее новаторским курсом, посвященным роли политики в мировой экономике. Я многое почерпнул из общения со студентами различных курсов и аспирантами в Кембридже. Мне всегда было интереснее и полезнее преподавать, чем заниматься исследованиями. С трудом представляю себе, как можно вести исследовательскую работу, отказываясь от занятий со студентами, и не в последнюю очередь потому, что, обсуждая с ними свои идеи, я всегда находил стимул для поиска более веских и ясных аргументов, позволяющих взглянуть на вещи иначе. Особую благодарность хотел бы выразить пятерым аспирантам, у которых я был научным руководителем после возвращения в Кембридж: Мишелю Сальваньо, Люку Флетчеру, Хасану Акраму, Тому Баркеру и Кристиану Блуту. Они всегда вдохновляли меня на поиск новых идей и подходов.

Мой издатель, Стивен Кеннеди, был, как всегда, очень терпелив, ожидая, пока я закончу работу над книгой, постоянно поддерживал и подбадривал меня. Наверное, ему иногда приходило в голову, что я мог воспринять название книги слишком буквально и взялся писать труд, которому не будет конца. Строго говоря, подобные книги всегда остаются неоконченными. Критический подход Стивена к моей аргументации позволил значительно улучшить текст. Я также благодарен трем анонимным рецензентам, чьи замечания помогли мне сделать аргументы более точными.

Пока я писал эту книгу, у меня появилось трое внуков. Им я ее и посвящаю.

Королевский колледж, Кембридж

Вступление. Жизнь в неолиберальном мире

15 сентября 2008 г. четвертый по величине инвестиционный банк Соединенных Штатов объявил себя банкротом. Это само по себе незначительное событие вызвало катаклизм, и его последствия мы ощущаем до сих пор. Американские власти, которые в начале года предприняли решительные шаги, чтобы упростить продажу другого проблемного инвестиционного банка, Bear Sterns, а летом пошли на не менее решительные меры в поддержку ипотечных агентств Freddie Mac и Fanny Mae, в случае с Lehman Brothers избрали другой путь. Они намеревались послать рынку сигнал, что банкам, какими бы крупными и именитыми они ни были, не следует впредь рассчитывать на то, что их будут спасать. Если их положение окажется неустойчивым, им позволят обанкротиться.

Сторонники консервативной фискальной политики приветствовали это решение так же, как их коллеги приветствовали аналогичное решение почти 80 лет назад. После финансового краха 1929 г. опытный и авторитетный американский промышленник и банкир Эндрю Меллон, который на протяжении многих лет занимал пост министра финансов США и в 1920-х годах во время великого бума американской экономики пошел на снижение налогов, чтобы поддержать предпринимателей и увеличение потребления, настаивал на том, что ответом на кризис должна стать ортодоксальная политика. В служебной записке на имя президента Герберта Гувера он писал, что принципиальной основой работы правительства должна быть «ликвидация рабочих, ликвидация акций, ликвидация фермеров, ликвидация недвижимости… чистка системы от продуктов разложения. Люди будут больше трудиться и вести более нравственный образ жизни» [Hoover, 1952, p. 30]. Гувер последовал этому совету и стал президентом, при котором произошел величайший экономический спад за всю историю капитализма.

В сентябре 2008 г. банкротство Lehman Brothers обещало такой же шторм, но на этот раз власти не устояли. Последствия «чистки системы от продуктов разложения» могли оказаться слишком тяжелыми, и министр финансов США Хэнк Полсон решился на чрезвычайные меры в надежде остановить цепную реакцию. Как и Меллон, Полсон был ярым республиканцем и ранее банкиром; перед тем как возглавить министерство финансов, он управлял Goldman Sachs. Именно ему пришлось использовать полномочия правительства для спасения финансовых рынков и «хозяев вселенной» – трейдеров, которые были просто не в состоянии спастись самостоятельно. Правительство США и правительства европейских стран спешно формировали пакет скоординированных чрезвычайных мер, направленных на стабилизацию финансовой системы и преодоление кризиса. Были задействованы все доступные политические рычаги. В США и Соединенном Королевстве процентные ставки были снижены почти до нуля – беспрецедентный шаг за всю 300-летнюю историю англо-американских центральных банков. Некоторые банки были национализированы, другим была предоставлена помощь. Было объявлено о введении ощутимых фискальных стимулов; центральные банки увеличили предложение денег, прибегнув к новой алхимической формуле, получившей название «количественное смягчение» (quantitative easing) и призванной не допустить скатывания экономики в дефляцию. QE, как ласково называли эту формулу на рынках, означало, что монетарные власти выкупают у банков финансовые активы, а это влечет за собой рост цен на активы и улучшение банковских балансовых отчетов. В результате значительные средства перекочевали из государственного сектора в частный.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector